Высылаем на почту архив статей прошедших конференций IOD.
INNOVATE OR DIE 2017, МОСКВА / МАКСИМ ИРИШКИН, КРАСЦВЕТМЕТ

Открытые инновации в индустрии драгоценных металлов

Я являюсь руководителем инновационных проектов «Красцветмет», а также руководителем проекта R&D Park. Сейчас я сфокусируюсь на R&D Parkи сначала расскажу о том, что это, и как мы работаем с разными типами партнеров, включая стартапы.
Красцветмет
«Красцветмет» – это крупнейшее в России аффинажное предприятие. Мы аффинируем почти все металлы платиновой группы и более 60% золота и серебра. Из металлов основным нашим продуктом являются металлы в разных формах, чистые аффинированные металлы в виде слитков, гранул, порошков. Также у нас есть два дополнительных дивизиона – ювелирные изделия и технические изделия. Ювелирные изделия – это серебряные, золотые, платиновые, палладиевые цепи машинного плетения. А технические изделия – это совершенно разные изделия. Каталитические сетки, фильерные питатели из платины. Также вместе с партнерами мы производим противораковые препараты на основе платины.
R&D парк
Innovate or Die 2018
Новый контент, на новой конференции в ноябре.
Innovate or Die 2018
Новый контент,
на новой конференции в ноябре.
Innovate or Die 2018
Новый контент,
на новой конференции в ноябре.
Клуб корпоративных инноваторов
R&D Park. Инфраструктура для инноваций в области драгоценных металлов
Основной стратегической целью «Красцветмета» является диверсификация производства и выпуск новых продуктов. В рамках этой деятельности в прошлом году был запущен R&D Park. Он находится на площадке «Красцветмета» в Красноярске. Основным его преимуществом и особенностью является то, что он находится в производственной зоне. Соответственно, на его территории можно работать с драгоценными металлами и проводить различные эксперименты.

На территории R&D-парка располагается научно-технологический центр и проекты с резидентами. Здесь указаны пять резидентов. Это в основном стартапы. Но у нас также есть проекты с различными научно-исследовательскими институтами, есть проекты с партнерами. Они также располагаются в R&D-парке, если необходимы какие-то манипуляции с драгоценными металлами.

Мы активно взаимодействуем с университетами – с «МИСиС», с Томским политехническим университетом. У нас есть базовая кафедра в Сибирском федеральном университете. Также мы активно работаем с университетом Варшавы. И в этом году мы получили членство в Ассоциации кластеров и технопарков. Также, буквально пару дней назад, пришло сообщение, что мы получили членство в IASP – международной ассоциации технопарков.

Интерьер
Мы ищем технологии, в которые драгоценные металлы играют ключевую роль
Это перечень тематик, на которых мы сфокусированы. Мы говорим о том, что нам интересна не только и не столько технология аффинажа, сколько все области, где применяются драгоценные металлы, где они играют ключевую роль. Это может быть и химия, и электроника, и энергетика, и медицина, и металлообработка.
Реализация концепции открытых инноваций
Основной целью создания R&D Parkи концепцией, которой мы придерживаемся, является создание воронки проектов, экспертизы этой воронки и запуска совместных проектов и в конце концов выпуск новых продуктов на основе драгоценных металлов.
Как мы ищем инновации
Где мы ищем источники?
У нас достаточно большой перечень различных инструментов, которые мы используем. Они как внешние, так и внутренние. В этом году мы запустили программу развития стартапов. Это некий конкурс. Мы собрали 74 заявки, что весьма неплохо. Это был первый пилотный год. Мы также второй год уже участвуем партнерами в GenerationS. У нас есть трек Metals & Mining.

Как я уже упоминал, мы работаем с университетами, у нас есть конкурс идей, он сейчас преимущественно внутренний, но также со следующего года мы хотели бы его ориентировать вовне. Партнеры, краудсорсинг и R&D Park как таковой. Из внутренних инструментов, которые мы используем для поиска идей внутри – это форсайты, мозговые штурмы, ученый совет и упомянутый ранее конкурс идей.

INNOVATE OR DIE

Большая 4-я кейс-конференция
по корпоративным инновациям,
цифровой трансформации
и прорывным технологиям

13-14 ноября, 2018
кейсов
дискуссионные панели
воркшопов
участников
cпикеров
аллея стартапов
Какие проекты уже запущены
Что мы уже сделали?
Я упоминал о том, что у нас некоторое количество резидентов уже есть. Это, конечно, не полный перечень проектов. Три из этих проектов запущены со стартапами. Это центр сорбции, центр экстракции и моделирование процессов аффинажа. И три проекта запущены совместно с индустриальными партнёрами, с другими большими компаниями.
Программа развития стартапов в 2017 году
Из 9 проектов, которые у нас появились, далеко не все связаны с аффинажем
Мы начали программу развития стартапов в этом году. Лендинг мы запустили где-то в апреле. И у нас было 153 заявки, но в итоге 74 проекта отправились на внутреннюю экспертизу. Мы отобрали в итоге 29 проектов, с которыми мы хотели бы дальше работать и общаться. И 9 проектов мы приглашаем примерно через месяц на очное общение, на очную защиту. И с 20 проектами мы пока будем общаться заочно. Это общение потом перейдёт в какую-то практическую плоскость, я надеюсь.

Перечень тем был достаточно широким. Итого, 9 проектов, которые у нас появились, далеко не все связаны с аффинажем. В общем-то, почти все они не связаны с аффинажем. Там действительно очень разные проекты из достаточно разных мест в России и даже за рубежом.

Форматы работы. Как мы с вами можем сотрудничать
Мы фокусируемся на четырех основных группах партнёров. Это стартапы, компании, инвесторы и исследовательские институты и университеты.
Как мы работаем
Вместе со стартапами мы делаем исследования, создаем совместную интеллектуальную собственность и коммерциализируем ее
Это наша основная модель, по которой мы работаем со стартапами. У нас пока не было кейсов прямого инвестирования в стартапы, вхождения в капитал, но в основном мы работаем через интеллектуальную собственность. У тех компаний, тех стартапов, с которыми мы сейчас работаем, основной бизнес был в совершенно другой индустрии.

Если говорить о стартапе, с которым мы сорбцию создавали, они из атомной отрасли. Другой стартап из отрасли минудобрений. И для них сотрудничество с нами – это возможность открытия некой новой ветки для своего бизнеса, как, в прочем, и для нас. То есть мы вместе с ними делаем исследования, создаем совместную интеллектуальную собственность, и дальше либо совместно, либо по отдельности ее коммерциализируем.

Для исследовательских/образовательных организаций
Как мы работаем
ВНЕДРЕНИЕ ИННОВАЦИЙ
В КОРПОРАЦИЯХ
Не хотите ждать, а начать работать с инновациями уже сейчас?
Комплексная образовательная программа
27, 28 и 29 сентября
Единственный путь, по которому можно работать с исследовательскими и образовательными организациями, – это заказные НИОКРы или лицензирование
Аналогичным образом мы подбираем себе студентов. В частности, из Томска. Мы были на защите, и студенты из Томска к нам приезжают. Я надеюсь, что в итоге приедут несколько ребят, которых мы для себя отобрали.
Для индустриальных компаний
Как мы работаем
С индустриальными компаниями мы создаем совместные проекты и поставляем им технологические решения
Здесь могут быть и какие-то совместные проекты, и мы можем друг друга дополнять, как, например, проект по противораковым препаратам. Мы их можем производить, а фармацевтическая компания их может продавать. Также у нас есть отдельная группа коллег, которые занимаются продажей технологий и технологическим аудитом других компаний, в том числе и за рубежом. Мы активно работаем на рынках Китая и Индии, и там взаимодействуем с промышленными компаниями и поставляем им технологии и решения.
Для инвесторов
Как мы работаем
Инвесторам мы предлагаем экспертизу и совместное развитие проектов
Здесь может быть некая экспертиза и техническая бизнес-экспертиза. Плюс мы еще пытаемся искать те проекты, в которые уже вложились инвесторы, чтобы, может быть, и нам войти или как-то совместно их развивать.
Интегратор Инноваций
от Disruptive.vc
КОНСАЛТИНГ В КОРПОРАТИВНЫХ ИННОВАЦИЯХ С 2013 ГОДА
Помогаем большим компаниями развивать открытые
и внутренние инновации, корпоративное предпринимательство и венчурные инвестиции. Ищем стартапы, внедряем инновации, консультируем и обучаем сотрудников и топ-менеджеров.
Вопросы слушателей
Скажите пару слов про ваше взаимодействие с университетами. Как вы друг друга с заказными НИР находите, и привлекаете ли вы для экспертизы сотрудников университетов?
— Как мы друг друга находим? На самом деле, разными способами. Например, к нам пришел проект в рамках GenS, правда, это был не университет, а научно-исследовательский институт. И вроде бы пришла такая идея, которую мы потом начали раскручивать, и там вылез целый куст проектов в итоге. РВК собирала проекты, и они в рамках этого мероприятия пришли. Мы о них так узнали. И, когда общение стало более серьёзным, более практическим, выяснили, что, на самом деле, достаточно много общих тем может быть. И мы сейчас очень активно с ними работаем.

Иногда мы приходим в ВУЗы. Например, к МИСиС мы пришли. У них появился новый человек, занимающийся трансфером технологий. И так мы с ними стали общаться. Для нас это профильный ВУЗ. Мы понимали, куда мы идем. Как началось общение с ТПУ, я не помню. Мне кажется, они к нам пришли. Просто в ТПУ тоже есть профильная кафедра химии и редких рассеянных элементов. И, кажется, они к нам даже приехали, мы им показали производство, и нашлось достаточно много тем для работы. Мы с ними оперативно подписали соглашение о сотрудничестве, подписали договор на НИОКР, и параллельно они нас пригласили на защиту выпускников своей кафедры, и мы там тоже отобрали себе ребят.

Если говорить о России, то мы понимаем, какие ВУЗы занимаются примерно нашими тематиками. Плюс, когда мы искали проекты программ развития стартапов, мы делали большую рассылку по ВУЗам. Мы писали официальные письма почти на все ВУЗы. Там было 50-60 профильных ВУЗов. Из них тоже кто-то откликнулся, кто-то – нет, но в любом случае из этой рассылки к нам пришел СПБГУ. Причем сначала кафедра была немного непрофильной для нас. Но у нас с ними достаточно было долгое общение. Порядка 4 месяцев занял переход к правильным людям, с которыми мы сейчас уже более конструктивно общаемся.

Пока я смотрел вашу презентацию, мне показалось, что самым мотивирующим ценностным предложением для партнеров может быть предоставляемый доступ к драгоценным металлам. Этот прекрасный большой R&DPark давно был построен? И вообще окупается ли это замечательное сооружение теми инновациями, которые вы внутри развиваете? За счет чего это сооружение существует?
— Он был открыт в марте прошлого года. Изначально это один из очень немногих проектов, которые мы инициировали по некой вере. Мы поняли, что нам это надо. Здесь мы строгую экономику не считали. С одной стороны, мы не ставим для себя цели зарабатывать на R&DPark, у нас нет цели заполнить его резидентами и брать с них плату. Для нас это примерно как венчурные фонды. Вы можете создавать венчурный фонд, который будет зарабатывать деньги. Либо он будет зарабатывать на синергии, либо весь экономический эффект идет на компанию. Для нас здесь достаточно существенный экономический эффект идет на компанию, в том числе по обслуживанию текущего производства и экономии каких-то вещей на текущем производстве.
Вы можете поделиться статьей
Читайте также: